?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

*предыдущая часть тут*

         Не успела она закрепить многострадальное перо обратно на шляпку, как к ней подбежали дорогие соратники из Группы исследования германских древностей: Фредерика Гаусс и Никола Тесла:"Графиня, пойдемте пить!" "Простите?" "Гаусс получила нашивки фрегат-лейтенанта. Вы же не откажетесь отметить это с нами?" Да, ей было бы приятно присоединиться к празднованию. Фредерика быстро просчитывает: через час начинается ее дежурство, но Стаси продаст душу за коробку шоколадных конфет из "Глориэтты" и возможность отказаться от ночного дежурства, так что через пять минут Рика совершенно свободна до вечера и Венгерский легион ведет ее в «У двух гиен». Шум,  песни, тяжелые глиняные кружки с пенными шапками, Гаусс бросает новенькие нашивки в свою и пьет до дна. Откуда-то появляется банка с консервированными ананасами - "в Венгрии уже лишили англичан монополии на колониальные фрукты, графиня!" По счастью, она не успела выложить из сумки вилочки для пирожных - вчера императрица посещала ярмарку и они могли понадобиться. Легионеры весело качают головами и достают ножи: «Графиня, мы военные люди, манерам не обученные". И она смеется, потому что не далее как утром они вежливо раскланивались в дворцовых коридорах. "Господа, мы опаздываем! Бокс вот-вот начнется без нас!" "Графиня, едемте с нами!" барон Мориц фон Ауффенберг, капитан Венгерского легиона предлагает ей руку "Мы покажем вам как развлекаются настоящие мужчины и настоящие женщины!" И вот уже они в Лондоне, в шумном и чадном ирландском пабе. Капитан усаживает Фредерику за отдельный столик и оставляет в компании фрегат-лейтенантов Илоны и Паолы. Остальные легионеры скидывают мундиры, делают ставки на товарищей, мутузящих противников на ринге. И Фредерика тоже восторженно вопит вместе с ними, когда победителем выходит капитан  фон Ауффенберг. "Графиня, как вы смотрите на то, чтобы совершить небольшое путешествие по Румынии на борту нашего Железного?" Ха, от такого предложения отказываются только безумцы. "Илона, выдайте нашей гостье комбинезон юнги. Она на вашей ответственности". И вот уже мимо проплывают пологие холмы с выгоревшей на солнце травой. Из центрального отсека, где согласно боевому расписанию находится фрегат-лейтенант Илона Дракулешти, медик Венгерского легиона,  великолепный вид. Тесла что-то мудрит с механизмами, Гаусс как всегда ворчит и ругает погоду, пушки, ушлых коллег из Гильдии… Казалось, горстку людей несет в ладонях добрый великан. Теперь Фредерика даже верила, что робот может оказаться живым.
             Легион возвращается в Вену всего за пару часов до бала. Фредерика еле успевает уточнить детали протокола встречи императорских семейств Великобритании и России, как приходит пора доставать из сундучка маску. В Опере сегодня многолюдно - императорские семьи, кое-кто из дипломатов, кадеты Терезианума... Остальные в масках - от простой черной полоски с прорезями для глаз до весьма затейливых конструкций с мигающими огоньками и распылителями ароматного тумана.
             Адмирал Австрийского легиона пригласил Фредерику на первый вальс. Она решила пошутить над суровым военным и кокетливо прошептала из-под маски: "Прошу простить мою неуклюжесть. Я так редко танцую". "Для меня большая честь танцевать с вами, сударыня. Вы замечательно танцуете". "Не боитесь танцевать с Мораной, герр адмирал?" "Отнюдь нет, ведь сегодня вы довольно подробно описали свою маску". Охх... хорошо хоть на бал прийти не забыла - после такого-то дня! "Я чрезвычайно признательна вам за ваш рыцарственный поступок. Прошу прощения, не знаю вашего имени". "Адмирал Тешен к вашим услугам, фройляйн. Могу я узнать ваше имя?" "Фредерика Хотек. Знакомство с богом войны большая честь для меня". Он улыбается, явно польщенный: "Залог моих побед – доблесть и умение Австрийского легиона". Вдруг у нее страшно кружится голова, она путается в шагах и едва не падает. Неудивительно, если целый день ничего не есть. "С вами все в порядке?" адмирал провожает ее  до скамеечки. "Внезапная дурнота, простите. Останьтесь со мной до конца танца, пожалуйста". Они обмениваются замечаниями относительно телохранителей российского императора, замерших с пистолетами наголо возле почетной ложи. "Какая наглость!" "Увы, они ссылаются на приказ их императора. Недавно на него снова покушались". Вскоре он откланивается, а она танцует еще вальс и па-де грас, потом снимает маску, отдает должное фуршету и просто смотрит на танцующих, предвкушая, какой фурор произведет во фрейлинской своим рассказом о путешествии в "Князе Ракоци". Разумеется, кое-какие детали следует опустить из соображений секретности, а кое-какие – из деликатности. Но даже в крайне сокращенном и смягченном виде,  повествование выглядело великолепно. Осталось только успеть до начала ночного дежурства, на которое она поменялась со Стаси, ведь тогда она останется во фрейлинской в одиночестве. Но у выхода из Оперы ее перехватил адмирал. "Графиня, я прошу вас принять участие в похоронной церемонии командира Иностранного легиона Бриндена Фиана. Он был представлен вам сегодня днем". Она вспоминает: крепкий рыжеволосый мужчина в маске. Конечно, очень жаль, что он скончался так внезапно... но Рика в бальном наряде, появиться в котором на похоронах немыслимо! Да и краткость их знакомства не предполагает ничего более визитной карточки с соболезнованиями. Но тут же нашелся черный форменный  плащ Терезианума с капюшоном, и все еще недоумевающая Рика оказалась на Кладбище Безымянных. Похоронив бабушку меньше полугода назад, она не испытывала страха перед мертвыми телами. Сейчас здесь собрались в основном военные - три легиона: Австрийский, Венгерский и осиротевший Иностранный. Фрегат-капеллан Иностранного легиона, Ханна Кац, проводит службу. Хотя религия давно уже перестала быть значимой для империи, но покойный был добрым католиком. Да и старая знать тоже не оставляет веры. Фредерика машинально повторяет слова заупокойной, исподтишка рассматривая собравшихся. Гневные, скорбные, растерянные лица. Ни одного вежливо-соболезнующего, грустящего по обязанности.  Бринден Фиан был счастливым человеком, раз его провожают только неравнодушные. Она тоже попрощалась с ним: "Мы познакомились только сегодня, а теперь вас уже нет. Прошу вас, замолвите слово наверху, чтобы ваших сослуживцев не ждали там слишком рано". Увы, ничего более возвышенного в голову не пришло.
    Адмирал Тешен подошел к ней на выходе из кладбищенской капеллы, предложил ей руку: "Графиня, вы показались мне одной из тех людей, которым небезразлична судьба империи. Вам известно о странных сущностях, которые могут вселяться в человека и подчинять его своей воле?" Адмирал весьма обстоятельно пересказывал то, что меньше суток назад ей сообщил капитан цур зее. Но глава Австрийского легиона не посещал собраний Группы и вряд ли принадлежал к агентам Эвиденц-бюро. "Единственное, чего мне до сих пор не удалось узнать так это способа защиты от "Божьих автоматонов". "Любовь, герр адмирал. Желательно взаимная. Это тот род хаоса и помрачения сознания, с которым сущности такого рода справиться не могут". Разумеется, полностью ручаться за это она не могла, но даже капитан цур зее признал, что в ее предположении есть разумное зерно. "Пожалуйста, не спрашивайте меня, откуда я почерпнула эти сведения, но я более чем уверена, что самая вероятная мишень - эрцгерцог Франц Фердинанд". «Вынужден согласиться с вами. На сегодняшний бой он временно прикомандирован к моему легиону, но я не всесилен». Он явно на что-то намекает, но на что? Разумеется, и этот свой долг Фредерика помнит – отец не видит для нее более достойного жениха, чем эрцгерцог Франц. Впрочем, предложение пока не получено. И все же следующие слова адмирала ее шокируют: «Я бы хотел, чтобы вы объяснили ему происходящее. Возможно, мнение юной и красивой дамы покажется ему более убедительным, чем разъяснения командования. Вы сможете поговорить с ним наедине?». Максимы с ними, с комплиментами, но само предложение… если эрцгерцог зайдет слишком далеко, что она сможет сделать?
            Фредерика никогда не считала себя хорошей актрисой. Поликсене гораздо лучше удавались все эти кокетливые ужимки и хлопанье ресницами. Но теперь это в прямом смысле вопрос жизни и смерти. Итак, для начала нужно найти правильное настроение. Эрих говорил, что в этом и заключается весь секрет успеха, да вот только Фредерика  слишком испугана, чтобы как следует сосредоточиться. Адмирал пообещал проследить, чтобы никто не помешал их беседе, но, в любом случае, они останутся наедине и это ее компрометирует. Что еще? Тревога за судьбу члена императорской семьи, необходимость быть максимально убедительной... Разобраться дальше она не успела: шорох открывающейся двери прозвучал погребальным колоколом. «Фредерика, ты агент Эвиденц-бюро. Стаж семь месяцев, личное подчинение капитану цур зее, псевдоним Августа.  Сделай же что-нибудь, наконец!» После вежливого приветствия и адмиральского «я оставлю вас» последовали десять минут дурного синематографического бенефиса. Огорошить эрцгерцога информацией о «божьих автоматонах», клятвенно заверить, что это самая настоящая правда и самая неподдельная истина, и увенчать эту Вавилонскую башню истерическим: «Эрцгерцог, я прошу вас не только как подданная империи, но и как неравнодушная к вам женщина – прислушайтесь к сказанному мной!» После этого Франц Фердинанд очень вежливо откланялся, а она опрометью метнулась во фрейлинскую, потому что ее дежурство уже десять минут как началось.
            Фредерика ежедневно молится перед сном – по давней, еще детской привычке. Но сегодня слова путаются и на ум приходят странные просьбы. «Господи, в руки Твои предаю дух мой и судьбу мою. Да будет мне по воле Твоей и слову Твоему. Пожалуйста, пусть они вернутся живыми!» Слезы градом катятся по щекам. Наверное, выглядит ужасно. Но благословенны будьте ночные дежурства -  во фрейлинской сейчас никого нет и не будет до утра. Непонятно, почему так больно. Даже на похоронах бабушки всего лишь не хватало воздуха под густой вуалью и было пусто и холодно. А теперь сердце словно разрывается на части, болит и бьется часто-часто. В девичьих романах примерно в таких выражениях описывается… любовь. Эрцгерцог Австрийский и герцог Тешенский Альбрехт Фридрих Рудольф, адмирал и командир Австрийского легиона? Триумфатор Константинополя, кумир легионов, «бог войны», блистательный и недосягаемый? Да, да, да и тысячу раз да! Фредерика уронила голову на руки и разрыдалась еще отчаяннее. Человек, который своей рукой толкал ее в объятья эрцгерцога Франца Фердинанда - ведь кто знает, чем могло бы кончиться то объяснение наедине. Воистину, лучше бы она сегодня не лгала эрцгерцогу Францу. Ведь утром ей нечего будет ответить, если он принял ее последние слова за чистую монету. Фредерика промаялась без сна почти до рассвета, пока не сбегала на кухню и не узнала, что ночное сражение прошло благополучно.
*продолжение в понедельник*

Створки веера: